Живая ятроматематика

Был вечер 12 мая 2002 года. Я отдыхал, вернувшись из Москвы с лекций Грэма Тобина и празднования 400 летия Вильяма Лилли. Наблюдение всё ниже опускавшегося к горизонту Солнца было прервано весёлым бульканием телефона:

    - Привет!
    - Привет!
    - У моей сестры опять как в прошлый раз.

*****

Прошлый раз был около полугода назад. Такой же телефонный звонок о сестре. Сестра, назовём её госпожой N, была поражена странной немощью. Она совершенно утратила интерес к чему бы то ни было, пребывала в глубокой депрессии, большую часть времени лежала на кровати, повернувшись лицом к стене. Сперва любой приём пищи вызывал рвоту, затем она стала отказываться от еды, а заодно и от общения с кем бы то ни было. До этого она не страдала никакими заболеваниями и не имела никаких сложностей ни дома, ни на работе. Наоборот, и в семье и в карьере все складывалось просто великолепно. При этом госпожа N категорически отказывалась от всякой врачебной помощи, при попытках вызвать врача становилась буйной. Просила лишь об одном - чтобы её наконец оставили в покое и дали ей умереть.
Карта вопроса выглядела неблагоприятной. Единственное, что давало надежду, это хорошее положение сигнификаторов врача и лекарства. Но прежде, чем больной встретился бы с ними, ему предстояло пережить несколько весьма неприятных и угрожающих встреч с вредителями. Был дан совет попытаться доставить её в больницу в день, когда сигнификатор больной встретится с сигнификатором врача. Так и произошло. Состояние госпожи N ухудшалось, но она по-прежнему отказывалась от медицинской помощи и вообще от чего бы то ни было. К указанному дню положение стало катастрофическим и в бессознательном состоянии больная была доставлена в реанимацию. Пройдя реанимацию, различные изощрённые методы врачевания от капельницы до барокамеры, госпожа N была выписана из больницы. Однако, сумев сохранить ей жизнь, врачи так и не смогли даже предположительно определить, что с ней случилось, ограничившись выводом о том, что организм её вдруг стал работать как-то неправильно, и что все это, вероятно, от нервов.

*****

На этот раз положение ещё не было критическим - её муж и сестра, заметив знакомые симптомы, уговорили обратиться за помощью ко мне.

Карта хорарного вопроса о сестре

Час Сатурна - нет соответствия Асцендента и господина часа, однако Сатурн является господином дома сестры и природным господином смерти, чего и опасалась кверент, поэтому я решил принять эту карту.

 

Госпожа N обозначена третьим домом и Сатурном, его господином. Сатурн находится в восьмом доме карты и шестом доме сестры, т.е. в доме её болезни - плохое положение. Однако он находится в своём триплицитете, что говорит о наличии сил для борьбы с болезнью. На куспиде её шестого дома находятся Близнецы, Меркурий находится в её шестом и идёт к телесному соединению с Сатурном. Кроме того, Меркурий является ещё и господином её восьмого дома (десятого дома карты), что уже является угрожающим жизни - «Соединение между господином восьмого и господином Асцендента есть поучительный знак [смерти], который небеса могут показать... Это очень несчастливый знак, когда господин восьмого дома является господином шестого дома в декумбитуре... такое скверное начало болезни доказывает фатальный конец, если только врач не окажется весьма способным человеком»*. Луна сожжённая, в свободном ходе и рядом с Алголем - ещё один неблагоприятный показатель. Но Луна все же уже уходит от Солнца, что даёт надежду на возможность улучшения.
Движение Меркурия к телу Сатурна сильно меня беспокоило, поскольку такое соединение несомненно указывало на смерть госпожи N, пока я не посмотрел в эфемериды и не увидел, что прежде достижения тела Сатурна Меркурий становился ретроградным - рефренация, болезнь и смерть должны отступить. Сатурн же идёт к соединению с Головой Дракона и антису Юпитера, который очень силен в своих экзальтации и терме и близок к куспиду девятого дома карты - дома Искусства. Все это дало мне основания полагать, что госпожу N можно спасти и вылечить с помощью Искусства, поэтому я решил взяться за это дело.

Встретившись с больной, я обнаружил в ней несомненный меланхолический темперамент - худоба (независимо от болезни), затемнённый цвет кожи, кожа прохладная на ощупь и суховатая, волосы тёмные, лицо вытянутое. Это хорошо представлено Козерогом на куспиде её дома и Сатурном в качестве её сигнификатора - ещё один довод в пользу радикальности карты. Нахождение куспида её шестого дома, господина её шестого дома и её сигнификатора в Близнецах указывало на возможное расстройство сангвинического гумора или порчу крови. Действительно, анализ крови и в прошлый раз и в этот оказался плохим. Куспид третьего дома карты, то есть её Асцендент, расположен в Козероге - вместе с тем, что сигнификаторы её и её болезни являются планетами по природе холодными и сухими, а Луна находится в холодном и сухом знаке, это говорит о возможном расстройстве меланхолического гумора. Как и в прошлый раз она страдала рвотой при каждом приёме пищи - это представлено в карте Сатурном в Близнецах в шестом доме, что обозначает живот, как одно из мест, поражённых болезнью. У неё были сильные головные боли - это представлено Меркурием в Близнецах, обозначающим голову. Апатия, упадок сил, беспокоящие сны, в которых она видела старые гниющие и разваливающиеся дома, умерших пожилых родственников, гробы, чащу тёмного леса. Все это совершенно укладывалось в описание типичного расстройства меланхолии в «Ятроматематике» Гермеса Трисмегиста. Распросив о привычках, образе жизни и питании, я обнаружил, что они как раз те, которые противопоказаны меланхоликам. Оценив все это, я сделал вывод, что госпожа N страдала от расстройства меланхолии, избытка ядовитой чёрной желчи, что привело и к порче крови, нездоровому состоянию сангвинического гумора.

Следующей задачей было нахождение способа лечения и лекарства. Десятый дом госпожи N, дом её лекарства - это двенадцатый дом карты, куспид которого расположен в Весах, знаке сангвинического темперамента, горячем и влажном. Госпожа этого дома - Венера, планета влажная и холодная по природе, но все же теплее Луны и расположенная в Близнецах - также знаке горячем и влажном. Луна в карте в свободном ходе, поэтому следует рассмотреть ее положение в ближайший кризис. Достигнув двадцать пятого градуса Льва, места первого кризиса, Луна попадает в квадратуру Солнца и секстиль Венеры. Этот благоприятный аспект планеты, сигнифицирующей лекарство, в первый кризис укрепил мою надежду на быстрое исцеление. Кроме того, Венера ещё является и моим сигнификатором, как госпожа седьмого дома карты - ещё один аргумент за то, что мне следовало взяться за лечение. Сатурн идёт к антису Юпитера, планеты влажной и горячей, господствующей над сангвиническим гумором и служащей противоядием Сатурну, планете меланхолии. Рассмотрев это, я пришёл к выводу, что для лечения необходимо очищать и укреплять сангвинический, горячий и влажный гумор и тем самым уменьшать меланхолию, противоположную ему по качествам.

В качестве лечебных средств было предписано изменение диеты (частоты и объёма приёма пищи, переход на тёплую и влажную пищу), регулярное увлажнение кожи, а также было приготовлено и применено согласно правилам Искусства зелье из трав Юпитера. Через неделю болезнь оставила госпожу N и доныне не возвращалась.

март, 2003